Телефон:

+7 (8552) 475-262, 369-171

Ваша корзина пуста

История фиброцемента


Фиброцемент был произведен в XIX столетии. Австрийцем Людвигом Гачек (Ludwig Hatschek), Унаследовав фабрику в городе Воклабрюк, Австрия, производящую асбестовые листы Гачек продолжал развивать дело своих предков. В конце XIX века во время индустриализации натуральный асбест из минерального волокна был популярен во многих сферах производства, благодаря своей огнеупорности. Он также использовался при строительстве домов, так как множество зданий в сельских районах имели крыши из деревянного гонта или соломы.

Основав в 1893 году «Первую Австро-венгерскую асбестовую фабрику» Гачек начал разрабатывать новые продукты. На протяжении семи лет Людвиг Гачек искал огнестойкий материал для покрытия крыш, более легкий и прочный, чем глиняная черепица, более дешевый и универсальный, чем шифер, и более долговечный, чем свинец. Найдя нужное вещество в составе цемента Портланд, смеси негашеной извести, воды и песка, он начал производить несгораемые, морозостойкие и легкие плиты для создания долговечной кровли. Свое изобретение Гачек запатентовал не столько изделием, сколько процессом «процесс производства плит из искусственного камня с гидравлическими вяжущими веществами с применением волокнистых материалов» Панели из фиброцемента и в наши дни производятся в соответствии с процессом Гачека и на оборудовании Гачека. Прошло уже более 100 лет, а фиброцементные панели до сих пор применяются архитекторами, дизайнерами для создания шедевров строительства.

Особенностью фиброцементного материала — является его внешняя подлинность, и осязаемая, при полной универсальности использования в строительстве (отделки фасада, крыши, внутренней отделки), в производстве мебели, а также многих необычных методах применения, например ландшафтные работы в садах.

В гражданском строительстве из фиброцемента изготавливают водопроводные трубы и подземные вентиляционные каналы большого диаметра. В городах Германии секции труб из фиброцемента используются как рекламные столбы. Многие места общего пользования, например скверы и сады, украшены элементами и вазами для деревьев, изготовленными из фиброцемента. Среди объектов ежедневного применения, производимых из данного жесткого материала, — поля для гольфа, открытые дорожки для боулинга, бассейны для птиц и монолитные печи для барбекю.

Проектировщики, архитекторы, и другие профессионалы в творческих областях и сегодня высоко ценят универсальность, прочность и эластичность материала. Дитмар Штайнер (Dietmar Steiner), глава Центра архитектуры в Вене, назвал фиброцемент «основным техническим строительным материалом и неотъемлемой частью современной архитектуры».

Фиброцемент стал воплощением современной архитектуры, и сегодня сложно представить архитектуру без него. В 1920-х годах проводилось много экспериментов с материалом, но стремительный рост его применения пришелся на 1950—1960 годы.

Многие известные архитекторы внесли свой вклад в развитие материала. Ле Корбюзье (Le Corbusier) он использовал фиброцементные панели для покрытия крыш, вскоре после этого он обнаружил пригодность материала для изготовления мебели и проектировал шкафы из фиброцемента. В течение некоторого времени Ле Корбюзье был вовлечен в исследования компании Eternit AG, Швейцария и проектировал комплекты деталей для сборных домов.

Самое масштабное использование Ле Корбюзье продуктов из фиброцемента имело место через 45 лет после его первой встречи с Этернитом: в его «Машине для жилья» (Unite d’habitation), строившейся к Международной строительной выставке в Берлине, он использовал фиброцемент для фасадов и балконов, жалюзи, лестничных балюстрад, напольных покрытий, выравнивания потолков, облицовки радиаторов, панелей ванн, подоконников, измерительных панелей, мусоропроводов и трубопроводов. Характерные веретенообразные конструкции — пепельницы — до сих пор стоят возле здания.

Адольф Бехне (Adolf Behne) в 1923 году в своей известной статье о функциональных зданиях «Современные функциональные здания» (Der moderne Zweckbau) сказал: «Мы должны обратиться к новым строительным материалам: сталь, железобетон и, в особенности, дюралюминий, стекло и Этернит».

В 1926 году Ганнес Майер (Hannes Mayer), позднее ставший директором «Баухаус», рекомендовал: «В наших зданиях мы должны использовать синтетический каучук, деревянно-металлические композитные материалы, реконструированную древесину, фанеру, резину, стеклобетон и Этернит».

Швейцарский писатель Макс Фриш (Max Frisch) с энтузиазмом отзывался о своей карьере архитектора в молодости в своей автобиографической новелле 1975 года Montauk: «Цемент, клинкер, стекловата, этернит. Все это — словарь моей каллиграфии».

Известно, что новый промышленный строительный материал был принят не всеми. Архитекторам, работающим по линии сохранения архитектурного наследия, мешали ограничения по использованию цемента из-за его серого цвета. Ассоциация швейцарских архитекторов в 1916 году выпустила отчет, в котором рассматривались положительные и отрицательные аспекты применения фиброцемента. В данном отчете одобрялось использование материала для коммерческих объектов и монтажа фасадов промышленных зданий, но не допускалась замена старой плитки, кровельного материала или шиферных крыш в деревнях и фермерских дворах крупными прямоугольными панелями из фиброцемента. Однако, спустя годы, продукты из фиброцемента стали применяться даже в проектах ремонта фасада и модернизации зданий и использоваться при восстановлении известных зданий, например Сберегательной кассы почтового ведомства (Postsparkasse) в Вене, где Отто Вагнер (Otto Wagner) использовал материал для восстановления парапетов крыши.

Сегодня множество старинных зданий имеют крыши или фасады из фиброцемента, и не только в Европе. Выдающимся примером является дом японского архитектора Кензо Танге (Kenzo Tange) в Токио 1957 года. В этом доме скомбинированы традиционные японские мотивы и современные материалы на основе цемента. Он спроектировал фиброцементные панели на фасаде деревянного дома, которые скользят вдоль стены и разделяют внутреннее и внешнее пространство, эта функция ранее выполнялась тонкими бумажными стенами.

Эта японская легкость в свое время оказала влияние на немецкого архитектора Эгона Айермана (Egon Eiermann). Он считал фиброцемент материалом, наиболее соответствующим современности. Айерман как никто другой сформировал послевоенную архитектуру Германии. И именно он наиболее полно использовал фиброцемент в работе: этот материал идеально передавал философию «новой сдержанности» в немецкой архитектуре. Айерман применил его при строительстве самого престижного здания молодой федеративной республики — здания Парламента Германии в Бонне, в 1965—1969 годах. Там, где другие, скорее всего, использовали бы природный камень, Айерман весьма естественно использовал плоские фасадные панели из фиброцемента. Как часть данной системы фасада он разработал слоистые элементы балюстрад.

Посредством понижения и сочленения элементов, использования особых материалов, Айерман смог избежать отображения в конструкции силы и могущества, что было его вкладом в демократизацию здания.

Подводя итог можно с уверенность сказать фирмоцементные панели – это надежный и качественный материала проверенный, временем.
Просмотров: 1315